Малоизвестные факты о камикадзе

История камикадзе

В далеком Средневековье на защиту Японии от 300-тысячного монголо-китайского войска, которым руководил жестокий хан Хубилай, пришли могущественные силы природы. Это был последний шанс. Спастись от нападения удалось, и целых два раза за столетие враг был повержен. Через века слегка изменило свой смысл понятие «камикадзе». Значение слова стало рассматриваться в несколько ином контексте. Божественным ветром уже называли не природную разрушительную стихию, которая не поддается контролю, а отчаянных и храбрых солдат, готовых отдать свою жизнь за родину.

Видео

Философия смертника

Среди причин, почему солдаты соглашались жертвовать собой во имя общей цели, были следующие:

  • В Японии на то время господствовал синтоизм, который поощрял уход из жизни благородным способом. Якобы после смерти камикадзе причислялись к священным божествам.

  • Победа или смерть — так традиционно японские солдаты относились к войне. Любой позор, в том числе поражение в битве, по их мнению, следовало смывать кровью. Они просто не могли признать и принять собственное бессилие. Даже среди главнокомандующих не было тех, кто хладнокровно посылал людей на смерть, оставаясь при этом в безопасности. Примером солидарности для своих солдат стал вице-адмирал Тагидзиро Ониси, который сделал себе харакири вскоре после капитуляции.

Как принимали в камикадзе

Так как желающих было очень много, и в военкоматы выстраивались очереди из желающих отдать жизнь за родину, а заодно получить славу и почет, к ним предъявлялись определенные требования, и не все проходили обор. Кроме базовых требований, которые нужны для управления самолетом, претендент должен был не иметь семьи. Это было обязательным условием.

В истории остался случай, когда Хадзиме Фудзи очень хотел попасть в отряд ”божественного ветра”, но у него была жена и двое детей. На этом основании ему отказали. Не долго думая, жена решила убить детей и себя, чтобы муж смог совершить подвиг. Выглядит это немного жутковато, но именно так была построена работа камикадзе. Это немного развеивает их романтический образ.

Летчики из отряда камикадзе.

После того, как потенциального камикадзе принимали в отряд, ему предстояло пройти обучение. Назвать его сложным и долгим нельзя, так как ему нужны были только базовые навыки управления самолетом и некоторая психологическая подготовка. Естественно, действующим пилотам было проще.

«Живое оружие» японской армии

После успеха Юкио Сэки и его товарищей в Японии началась массовая истерия по поводу героических самоубийств. Тысячи молодых людей мечтали совершить такой же подвиг — погибнуть, уничтожив врага ценой своей жизни.

Спешно формировались «специальные ударные отряды», причем не только среди летчиков. Команды смертников были и среди парашютистов, которых сбрасывали на аэродромы или другие технические сооружения противника. Моряки-самоубийцы управляли или катерами, начиненными взрывчаткой, или торпедами огромной мощности.

При этом велась активная обработка сознания молодых людей, им внушалось, что камикадзе — это герои, жертвующие собой ради спасения Родины. Они полностью подчиняются кодексу бусидо, призывавшему к постоянной готовности к смерти. Это идеал, к которому нужно стремиться.

Последний вылет смертников обставлялся как торжественный ритуал. Его неотъемлемой частью были белые повязки на лбу, поклоны, последняя чашка сакэ. И почти всегда — цветы от девушек. И даже самих камикадзе часто сравнивали с цветами сакуры, намекая на быстроту, с какой они распускаются и опадают. Все это окружало смерть ореолом романтики.

Родных погибших камикадзе ждали почет и уважение всего японского общества.

Атрибутика и прощальный ритуал

У камикадзе были выработаны особые прощальные ритуалы перед смертельным вылетом и своя форменная атрибутика. На их форме, в отличие от остальных летчиков, были пришиты особые пуговицы с выбитым изображением лепестков сакуры. На лбу они носили широкие белые повязки с изображением символического красного солнечного диска и надписи патриотического или мистического содержания. Перед последним вылетом прямо на летном поле ставился накрытый белоснежной скатертью стол, как символ смерти (по национальным поверьям), на который выставлялись прощальные пиалы с саке. Смертник брал свою чашку двумя руками, кланялся и делал свой последний (а для многих одновременно и первый) глоток саке в своей жизни.

Также, по установившейся традиции, в полет камикад

Также, по установившейся традиции, в полет камикадзе брал с собой коробочку с незамысловатой едой (8 рисовых шариков). Она имела как символическое и психологическое значение, так и просто могла понадобиться для поддержания сил, если полет затянется. А на земле камикадзе оставлял крошечную неокрашенную шкатулку из дерева с обрезками ногтей и прядью волос (имелись у всех солдат армии) для отсылки близким.

Имя героя высекалось на медной табличке, которая выставлялась в храме Якусуни — и это было для идущих на смерть едва ли не большим стимулом, чем сопротивление врагу.

Подводные камикадзе

Пока камикадзе смертельным вихрем (или божественным ветром) налетали на корабли противника с воздуха, нечто не менее страшное творилось и под водой. Смертники работали внутри специальных подводных лодок, которые были скорее торпедами, чем действительно глубоководными аппаратами.

Начало таким войнам положила битва рядом с атоллом Мидуэй недалеко от Гавайев. Там развернулось самое серьезное сражение в той части земного шара в рамках второй мировой войны. Императорская армия потеряла 4 авианосца, множество боевых кораблей и количество личного состава, достаточное для того, чтобы подорвать боевой дух выживших.

Флоту были нужны новые воины, с искрой в глазах, с твердой рукой и не боящиеся смерти. Они появились, и специально для них были разработаны те самые подводные лодки, получившие название Кайтен (в переводе с японского — ”воля небес”).

Герои или безумцы?

В истории мировых войн нередки случаи подобного самопожертвования среди летчиков многих других стран (в т.ч. и России). Однако никогда и нигде на них не делалась официальная ставка. Они были спонтанными и от начала до конца добровольными, а не одобренными и планируемыми сверху. Послевоенная оценка движения камикадзе была неоднозначной, и в дальнейшем она складывалась под влиянием политики государственных партий, кинофильмов, высказываемых публично мнений высших руководителей и т.д. С одной стороны, моральный дух и мужество даже самых молодых пилотов-смертников не может объективно не вызывать глубокого восхищения, с другой — данная стратегия признана пораженческой, поскольку быстро истощала ресурсы, которые не возобновлялись — расходными материалами становились работоспособные самолеты и квалифицированные пилоты.

Для современного поколения японцев опыт соотечественников-камикадзе кажется невообразимым, и, хотя они отдают должное их мужеству и героизму, в подавляющем большинстве считают их жертву чрезмерной и неоправданной.

Теги

Рейтинг истории
Рабочие истории