Российский некрополь. Марсово поле, Санкт-Петербург. Галерея

Лихтенштадт-Мазин

Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ отправилась на Марсово поле и обошла все памятные таблички на мемориале. Оказалось, что среди погибших есть русские борцы за свободу, латыши и финны. И первый революционный деятель, с которого мы начнём повествование, будет Владимир Осипович Лихтенштадт-Мазин

Невские Новости / Надежда Дроздова

Владимир Лихтенштадт, впоследствии ставший известным под партийным псевдонимом Фёдор Мазин, родился 16 декабря 1882 года в образованной и обеспеченной еврейской семье. Отец Владимира был литератором и судебным деятелем, статским советником, а мать трудилась над переводами французской литературы.

Владимир имел хорошее образование, интересовался наукой, занимался литературным трудом, переводил книги. И всё бы так шло, если бы 9 января 1905 года он не стал свидетелем разгона шествия рабочих. После Кровавого воскресенья Владимир начал заниматься активной революционной деятельностью и изучать химию взрывов. Такое полезное ремесло на будущие 14 лет.

В 1905-1906 годы Лихтенштадт примкнул к эсерам-максималистам, которые стремились к «всеобщей» социальной революции. В это время он работал в лаборатории, где изготовляли бомбы. Владимир в августе 1906 года доставил бомбы трём товарищам. Они переоделись в офицеров и бросили взрывные снаряды на казённой даче министра внутренних дел Петра Аркадьевича Столыпина на Аптекарском острове. Тогда погибло 30 человек. Среди них Столыпина не оказалось. Лихтенштадт лично изготовил снаряды в динамитной мастерской большевистской «Боевой технической группы» Леонида Красина, оборудованной в московской квартире Максима Горького.

Вскоре Лихтенштадта арестовали по делу о покушении на Столыпина. Он не врал, а лишь подтвердил свою принадлежность к «максималистам», что именно он изготовлял им снаряды для взрыва дачи Столыпина, а также для экспроприации денег. На судебных разбирательствах был аскетичен и отказался от защиты. Его приговорили к повешению.

Владимира чудом помиловали и заменили казнь бессрочной каторгой. Недолгое время он жил в одной камере с грузинским большевиком Серго Орджоникидзе. Одиннадцать лет Лихтенштадт был заключённым в Шлиссельбургской крепости. В 1917 году его освободили. 

 

Время в тюрьме прошло на пользу будущим поколениям. Именно там Владимир Лихтенштадт знакомился с трудами Карла Маркса, переводил книги с французского и немецкого языков, среди которых «Искания рая» Шарля Бодлера («Искусственный рай», 1908), «Пол и характер» Отто Вейнингера (1908-1909) и «Единственный и его достояние» Макса Штирнера (1906 и 1910). Лихтенштадт реализовал собственную потребность в творчестве и написал пьесу «Мечты и жизнь» о событиях первой русской революции.

В день своего освобождения Владимир Лихтенштадт и анархист Иустин Жук управляли городом Шлиссельбургом. Примерно в это время погиб бывший каторжник и близкий друг Лихтенштадта. Тогда он взял фамилию друга в качестве псевдонима, и его стали звать Мазиным.

Выйдя на свободу, Лихтенштадт стал марксистом и примкнул к правым меньшевикам. Ещё в мае он считал, что главным пороком большевистских лидеров является то, что они не видят трагедии, которая совершается в стране.

В день вооружённого восстания, 25 октября 1917 года Владимир Лихтенштадт находился в Смольном. После революции в Германии его отношение к большевикам радикально меняется. Он решает стать «солдатом большевизма». По его мнению, только так можно «искупить» свою «главную ошибку» – неприятие большевистского переворота.

В июне 1919 года Лихтенштадт вступает в Российскую коммунистическую партию большевиков. В книге «От революции к тоталитаризму: Воспоминания революционера» Виктор Кибальчич, известный под псевдонимом Виктор Серж, пишет о знакомстве с Лихтенштадтом:

В Москве (март 1919 года) был создан III Интернационал, председателем Исполкома которого по предложению Ленина был назначен Зиновьев. У нового Исполкома еще не было ни штатов, ни канцелярий. Зиновьев поручил мне организацию его служб, хотя я и не был членом партии. Слишком мало зная о жизни в России, мне не хотелось браться одному за такую задачу. Через несколько дней Зиновьев сказал: «Я нашел замечательного человека, с которым вы прекрасно сработаетесь»; он оказался прав. Так я познакомился с Владимиром Осиповичем Мазиным, который незадолго до этого, движимый теми же побуждениями, что и я, вступил в партию.  

Кибальчич и Мазин стали друзьями, и Виктор напишет о Владимире немало строк в своей книге.

Весной 1919 года Лихтенштадт участвовал в подготовке и выпуске первого номера журнала «Коммунистический интернационал». Владимир Оспиович занимал должность заведующего издательством Коминтерна, а также был секретарём Григория Евсеевича Зиновьева по делам Интернационала.

В августе 1919 года Владимир Лихтенштадт стал добровольцем в рядах Красной Армии. Его назначили комиссаром штаба 6-й стрелковой дивизии 7-й армии на Ямбургском фронте. Решение пойти в Красную Армию он объяснил следующим:

«Общее и личное совпало – это такое редкое счастье – надо жить, можно жить, борясь за что-то огромное, необъятное, почти космическое – таких моментов так мало в истории! Пусть мы погибнем <…> – мы прожили хоть минуту так ярко, как не жил никто до нас, как сотни лет не будут жить никто после нас…».

Лихтенштадт  просит отправить его на фронт комиссаром  со словами:

«Уходить <…> к жизни», «спасаться через борьбу». 

В боях под Кипенью на Ямбургском фронте 15 октября 1919 года белогвардейцы захватили Лихтенштадта и расстреляли. 

 

Видео

Памятники изахоронения наМарсовом поле

Первые памятники на Марсовом поле были установлены в 1798–1801 годах П. А. Румянцеву и А. В. Суворову. В дальнейшем, оба монумента были перенесены на другое место. Первый на Васильевский остров. Памятник А. В. Суворову сегодня находится на одноименной площади с северной стороны Марсового поля.

Сегодня в самом центре поля расположен мемориальный комплекс, созданный по проекту архитектора Л. В. Руднева. Строительство комплекса проходило под надзором А. В. Луначарского. Он же сочинил надписи на торцевых плитах мемориала, а выполнили их художники В. М. Конашевич и Н. А. Тырса.

© Ena

Кроме памятников, площадь послужила местом ряда захоронений, начиная с времен Февральской революции и заканчивая 1933 годом. На Марсовом поле находится братская могила погибших в Февральскую революцию. Здесь же были похоронены рабочие, погибшие во время Ярославского восстания. Кроме этих людей, площадь стала местом захоронения Н. Г. Толмачева, И. И. Газа, Л. М. Михайлова, Р. Сиверса, С. Н. Нахимсона и других советских и партийных рабочих.

История

Наконец, в конце XVIII века, благодаря чрезмерному пристрастию Павла I к строгой дисциплине, здесь окончательно утверждается атмосфера полигона, строятся казармы для гвардейцев. Появляются статуи, которые должны отметить воинские заслуги П. А. Румянцева и А. В. Суворова.

Российский некрополь. Марсово поле, Санкт-Петербург. Галерея

В послереволюционные десятилетия главенствующее значение приобретает иная символика. Теперь это площадь Жертв революции, а первостепенную роль в ее композиции начинает играть мемориальный комплекс — братская могила, в которой уже в первые месяцы хоронят погибших в революционных сражениях в семнадцатом году. Здесь были похоронены многие известные борцы за революцию.

Братская могила героев революции

Так над лугом поднялся курган, состоявший из четырёх братских могил. В них похоронены 184 человека. Убитых было гораздо больше, но остальных родственники хоронили на других кладбищах. В 1918 его переименовали в площадь Жертв революции.

Могила нуждалась в памятнике, который бы увековечил имена погибших в истории. В конкурсе на проект памятника победил Л. В. Руднев и его «Готовые камни». Архитектор предложил использовать для ансамбля камни на Сальном буяне. В начале XIX века там стояло гранитное здание амбаров, которые затем разобрали. Камни так и остались лежать нетронутыми на местах.

Памятник «Борцам революции» торжественно открыли в 1919 году. Это квадратный двор с уступчатыми гранитными стенками с текстами в память о погибших. Гранитные блоки мемориала выложены уступами на братских могилах. Памятники разделены десятиметровыми проходами.

В 1920 разбили партерный сад из низких стриженных лип по периметру поля. Остальное пространство занимает газон, прерываемый кустарниками сирени, жимолости и жасмина. На этих местах и впоследствии хоронили партийных деятелей: И. И. Газа, М. М. Лашевич и др.

XIX век

Архитектор Стасов в 1817-1819 годах западня граница поля видоизменилась. На месте дворцов построили Казармы лейб-гвардии Павловского войска в стиле высокого классицизма.

Марсово поле оставалось самой большой и пустынной площадью. Два века оно служило главным плацем, где проводились парады и учения. Из-за пыли, которую поднимали солдаты сапогами, луг называли «Русской Сахарой». На Пасху и Масленицу Санкт-Петербург превращался в сплошной праздник из балаганов, народных гуляний, представлений, гор для катания.

Интересные факты

  • Марсово поле и все, происходившее здесь, нашло отображение в поэзии и живописи. Пушкин упоминает его в поэме «Медный всадник».
  • XIX век стал периодом частого проведения парадов и других военных мероприятий. Трава была вытоптана, и плац теперь выглядел особенно пустынно. Его окрестили «Сахарой». После осенних дождей «Сахара» превращалась в «Центральное болото».
  • При взгляде на расположенный здесь дом М. П. Румянцева вспоминаются декабристы. В нем в 1825 году жил участник восстаний Е. П. Оболенский.Российский некрополь. Марсово поле, Санкт-Петербург. Галерея
  • Зимой 1913–1914 годов на Марсовом поле организовывали соревнования по конькобежному спорту.
  • В блокадные годы планировалось перенести памятник А. В. Суворову в надежное место. То, что этот план не был реализован, спасло его от разрушения. Один снаряд, не затронув стоявший на пьедестале монумент, разнес вдребезги подвальное помещение, где его хотели спрятать.
  • После того как в центре памятника борцам революции на Марсовом поле появился Вечный огонь, он получил простонародное наименование «факел революции».

Найти экскурсии в Петербурге >>

Теги

Рейтинг истории
Рабочие истории